chukotskiarchiv (chukotskiarchiv) wrote,
chukotskiarchiv
chukotskiarchiv

Сергей Шокарев. История мемориала Семену Дежневу на мысе Дежнева

В 2016 году исполняется 60 лет со дня открытия памятника-маяка великому русскому землепроходцу Семену Ивановичу Дежневу на мысе Дежнева. Этот памятник представляет собой не только уникальное архитектурное сооружение (памятников-маяков на нашей стране не так много), но вместе с географической средой, ландшафтом и культурным наследием этой местности он составляет уникальную достопримечательность российского, а, возможно, и мирового масштаба.

Плавание Семена Дежнева
Памятник-маяк, установленный в 1954—1956 гг. в 22 км к юго-западу от села Уэлен Чукотского района Чукотского автономного округа на территории эскимосского поселка Наукан (закрыт в 1958 г.), посвящен памяти землепроходца-первооткрывателя Семена Ивановича Дежнева.


Челобитная С.И. Дежнева с описанием его открытия пролива между Азией и Америкой

Семен Иванович Дежнев, по имеющимся данным, родился около 1605 г. в городе Великом Устюге (по другим сведениям – на Пинеге, в Архангельской земле). Согласно документам, с 1638 г. он служил казаком в Якутске. Дежнев усмирял воинственных якутов и собирал в казну ясак (дань пушниной). В 1640 г. он был отправлен из Якутского острога на реку Яну, где собрал ясак и доставил его в острог, выдержав по дороге стычку с тунгусами, в которой был ранен. В 1642 г. Дежнев и Михаил Стадухин предприняли поход на реку Оймякон. Дежнев был ранен в стычке с «ламутскими тунгусами», но собрал ясак и, отослав его в Якутск, спустился со Стадухиным на Индигирку и прошел на восток до реки Алазеи. По дороге отряд Дежнева соединился с отрядом Дмитрия Зыряна, а затем к ним подошел и Стадухин, который прибыл на Колыму морем. В 1644 г. в устье Колымы был основан Нижнеколымский острог. В 1645 г. Стадухин и Зырян двинулись с ясаком в Якутск, оставив в Нижнеколымске Дежнева с 13 казаками. Впоследствии Дмитрий Зырян вернулся к Дежневу, которому пришлось отбивать нападение на Колымск племени юкагиров. В бою Дежнев был вновь ранен – стрелой в голову.
20 июня 1648 г. Дежнев и приказчик устюжских купцов Усовых Федот Алексеевич Попов с отрядом в 90 человек на шести кочах (поморских лодьях, имевших дополнительную обшивку корпуса по ватерлинии – Прим. ред.) двинулись вверх по Колыме и вышли в Восточно-Сибирское море. Еще один коч – Герасима Анкудинова шел вместе со всем караваном, но предводитель отряда состоял в напряженных отношениях с Дежневым.
Целью экспедиции был сбор «рыбьего зуба» (моржового клыка) и ясака и приведение «под высокую царскую руку» новых племен и территорий. Плавание с самого начала оказалось неудачным – три коча потерялись при выходе в море, а в августе 1648 г. затонул еще один. Тем не менее, Дежнев и Попов двигались далее на восток, прошли Большой Каменный Нос (ныне – мыс Дежнева) и вышли из Северного Ледовитого в Тихий океан. Вскоре после этого Ф.А. Попов был ранен в бою с чукчами, а затем шторм разнес суда Дежнева и Попова «без вести». Коч Дежнева, на котором было 25 человек, носило по морю, и выбросило где-то южнее устья реки Анадырь. Начались странствования С.И. Дежнева и его товарищей по суше.
Они шли «холодны и голодны, наги и босы» вверх по Анадырю, и от первоначального отряда к зиме осталось только 12 человек. На Анадыре Дежнев и его товарищи зимовали, а летом, построив новый коч, двинулись вверх по реке, где встретили анаулов (анаулы – одна из юкагирских родоплеменных групп – Прим. ред.), которых тут же обложили ясаком. Анаулы пытались сопротивляться, в бою Дежнев был тяжело ранен, но сопротивление удалось подавить, и глава отряда выжил. Зиму 1649—1650 гг. казаки провели в Анадырском остроге, выстроенном ими в среднем течении реки. В апреле 1650 г. в Анадырский острог пришел сухим путем отряд атаманов Михаила Стадухина и Семена Моторы. Совместно с Дежневым, Стадухин и Мотора на протяжении двух лет совершали походы на чукчей, добывая ясак и «рыбий зуб». Дежневу удалось обнаружить огромное лежбище на реке Анадырь, где он в течение четырех лет добыл для казны 239 пудов «рыбьего зуба». Служба Дежнева в Анадырском остроге, проходившая в боях и лишениях, продолжалась до 1659 г., когда он сдал острог Курбату Иванову и еще два года промышлял «рыбий зуб» в свою пользу. В 1662 г. Дежнев возвратился в Якутский острог, где составил челобитную царю Алексею Михайловичу, в которой так описывал свои походы:
«А я холоп твой, пошед из Енисейского острогу, служил тебе, великому государю, всякие твои государевы службы и твой государев ясак збирал на великой реке Лене и по иным дальним сторонним рекам в новых местах – на Яне, и на Оемоконе, и на Индигирке, и на Алазейке, и на Ковыме, и на Анандыре реках — без твоего государева денежного и хлебного жалованья, своими подъемы. И будучи же на тех твоих государевых службах в те многие годы всякую нужу и бедность терпел и сосновую и лиственную кору ел и всякую скверну приимал — двадцать один год. Милосердый государь, царь и великий князь Алексей Михайлович, всеа Великия и Малыя и Белыя Росии самодержец, пожалуй меня, холопа своего, своим государевым денежным и хлебным жалованием за те прошлые годы, а за мое службишко и за кровь и за раны и за многое терпенье пожалуй, государь, меня, холопа своего, прибавочным жалованьем, чем тебе, великому государю, Бог известит».
Заслуги Дежнева были велики, и он получил почетное поручение – доставить в Москву гигантскую «костяную казну», собранную, в первую очередь, его усилиями. Общая стоимость «рыбьего зуба», привезенного атаманом в столицу, составила огромную по тем временам сумму – 17 340 рублей. Сам же Дежнев за свою службу получил жалование в размере 38 рублей и 67 ½ копеек деньгами и 97 аршин сукна. За лично добытую им кость Дежнев получил из казны всего 500 рублей. Также за заслуги Дежнев был пожалован в чин казачьего атамана с окладом 9 рублей деньгами 7 четвертей ржи, 4 четверти овса и 2 ¼ пуда соли в год.
В 1666 г. Дежнев вернулся в Якутск, однако, о его службе известий не сохранилось. Вероятно, преклонный возраст уже не позволял ему совершать далекие походы и сражаться с «немирными иноземцами». Однако он не только оставался на службе, но и пользовался особым доверием властей. В 1670 г. Дежнев получил ответственное поручение – доставить в Москву соболиную казну, которое успешно исполнил, прибыв в столицу 25 декабря 1671 г. В Москве Дежнев и умер в 1673 г.(1)


Герард Фридрих Миллер

Плавание из Колымы к Анадырю С.И. Дежнев описал в двух отписках и четырех челобитных 1655, 1662, 1664, 1665 и 1666 гг. Эти документы, доказывающие приоритет Дежнева в открытии Берингова пролива, хранились в архиве Якутской воеводской избы, где были обнаружены выдающимся археографом и историком Г.-Ф. Миллером в 1736 г. Считается, что ранее об экспедиции Дежнева ничего не было известно. Между тем, о походе казаков на Северо-Восток и открытии им пролива между Евразией и Америкой содержаться сведения в трудах жившего в России философа и публициста Ю. Крыжанича «История Сибири» (1680 г.) и голландского географа Н. Витсена «Северная и Восточная Тартария» (1692 г.). Однако имя Дежнева этим авторам не было известно. Вероятно, сведения С.И. Дежнева были учтены и при составлении русских чертежей Сибири (например, карты Петра Годунова в 1667—1668 гг.), где показано море, омывающее Чукотский полуостров (2).


Карта Сибири Петра Годунова

В 1736 г. Г.-Ф. Миллер обнаружил в архиве Якутской воеводской избы отписки Дежнева и опубликовал их в «Примечаниях к Санкт-Петербургским Ведомостям» (1742 г.) и сборнике «Сочинения и переводы к пользе и увеселению служащие» (Январь. СПб., 1758). В 1890 г. архивист Н.Н. Оглоблин нашел в Московском архиве Министерства юстиции (ныне – Российский государственный архив древних актов) еще четыре челобитные Дежнева, которые опубликовал в «Журнале Министерства народного просвещения» (3). Эта публикация способствовала привлечению интереса к личности Дежнева и его экспедиции и напрямую повлияла на процесс увековечения памяти Дежнева на Чукотке.

Увековечение памяти Семена Дежнева на Чукотке

Впервые идея о наименовании Большого Каменного Носа – он также именовался в документах XVIII—XIX вв. Чукотский Нос, Необходимый Нос, Восточный мыс (последнее название дано Д. Куком) – именем Семена Ивановича Дежнева была высказана знаменитым полярным путешественником шведом Н.-А.-Э. Норденшельдом, который в 1878—1879 гг. впервые прошел на пароходе «Вега» Северным морским путем. В 1898 г. по инициативе Русского географического общества в ознаменование 250-летия плавания Дежнева, Восточный мыс получил имя великого землепроходца.


Нильс Адольф Эрик Норденшельд

Дальнейшая история увековечения памяти Дежнева на Чукотке и создания первоначального мемориала прослежена А. Першиным на основании документов из Центрального военно-морского архива (4). Инициатива в этом принадлежала Приамурскому отделу Русского географического общества, стремившегося таким образом отметить 50-летний юбилей присоединения Приамурья к Российской империи. В феврале 1898 г. отдел объявил конкурс на памятник С.И. Дежневу; памятник планировалось открыть 16 мая в Хабаровске, в день юбилейного празднования. Среди тех, кто откликнулся на призыв Приамурского отдела, был знаток местной истории и художник генерал-майор М. С. Латернер (5). Он лично составил художественный проект, но остался недоволен монументом и посчитал необходимым ознакомиться с природой того края, где проходила эпопея Дежнева для более достоверного изображения его подвига на барельефах, которыми планировалось украсить боковые стороны памятника. Благодаря содействию командования Владивостокского порта Латернеру удалось совершить путешествие к мысу Дежнева. Решение о памятнике отложили до возвращения Латернера из путешествия. Однако предпринятое плавание не только не разрешило художественных затруднений Летернера, но привело его к мысли о необходимости сооружения памятника Дежневу не в Хабаровске, а непосредственно на самом мысе Дежнева. Более того, Латернер предполагал, что памятник должен был представлять собой полезное для мореходства сооружение – а именно маяк, – однако, реализация этой идеи произошла уже независимо от Латернера и спустя почти полвека после его путешествия.
Таким образом идея возведения памятника С.И. Дежневу в Хабаровске не получила своего дальнейшего развития, зато предложенный Латернером вариант размещения монумента оказался востребован.
В 1910 г. приамурский генерал-губернатор П.Ф. Унтербергер (6) предпринял плавание на военном транспорте «Шилка», которым командовал капитан II ранга А.Н. Пелль (7). Целью плавания было «обозрение отдаленных владений» Приамурского края. В пути Унтербергер высказал мысль о том, что путешествие должно ознаменоваться сооружением памятника Дежневу там, где он совершил свое плавание из Северного Ледовитого океана в Тихий. По мысли генерал-губернатора таким памятником должен был стать большой деревянный крест, в чем нельзя не видеть символического значения – на Руси издревле кресты являлись также и указателями, то есть своеобразными маяками.
На пути следования к мысу Дежнева «Шилка» зашла в Императорскую Гавань (ныне – Советская Гавань, город в Хабаровском крае), где на борт были погружены 20 огромных лесин лиственницы и прямо на судне началось под наблюдением лейтенанта М.И. Жеденева «приготовление отдельных частей памятника». 30 августа судно подошло к эскимосскому поселку Наукан (в отчете Унтербергера – Нунукан), расположенному в 6,5 км к юго-западу от мыса Дежнева. В 200 м от северной границы поселения, на естественной возвышенности, известной как гора Ингегрук, было решено возвести крест. На самом мысе Дежнева монумент поставить не представлялось возможным – этому мешали крутые скальные берега, да и к берегу в этом месте «Шилка» не могла подойти из-за льдов. Совместными усилиями команды транспорта и жителей Наукана, бревна были выгружены и подняты на берег. Генерал Унтербергер описывает эти события следующим образом:
«“Шилка” встала на якорь недалеко от берега и вскоре на нее прибыл на байдаре один из торгующих чукч Напасак, пользующийся особым влиянием в селении. Через него были заказаны три байдары в помощь нам при выгрузке и доставке на берег отдельных частей креста. Байдары вскоре прибыли и спущенные в воду брусья были отбуксированы к берегу. Место для постановки креста было выбрано вблизи селения на отдельной возвышенности, около 300 фут над уровнем моря, на которой выступала внаружу скала из серого мрамора. Составные части креста были собраны в г. Петропавловске. Крест, около 7 саж. высоты, состоял из двойных лиственничных брусьев, скрепленных железными хомутами с насаженными по концам железными бугелями. Доставка креста на высоту, хотя и в разобранном виде, составляла значительные трудности. Горы спускались к берегу крутым обрывом и для втаскивания одного 3-х саж. 4-х вершк. бруса приходилось назначать от 30—40 человек. Кроме деревянных частей, на место работы подтаскивались железные части, проволочный трос, переносная кузница, наковальни, уголь, цемент и др. В подноске и подтаскивании много помогали чукчи, причем обратил на себя внимание по силе один, который, перекинувши через плечо бухту проволочного троса весом около 7 пуд., внес ее до верху, не останавливаясь. Команда и офицеры транспорта работали без устали, стремясь скорее закончить работу, боясь, что при перемене ветра берег затрет льдом и прекратится сообщение с судном. Работа на второй день еще не была окончена, между тем лед шел по морю все гуще и гуще и гнало уже целые ледяные поля с намерзшими на них глыбами до 5 саж. высотою» (8).


Павел Федорович Унтербергер

Ухудшившаяся ледовая обстановка заставила экипаж «Шилки» поднять якорь и отойти в более спокойное место – бухту, в которой находился Дежневский пост (к западу от Наукана, обогнув мыс Пээк). 1 сентября «Шилка» вернулась к Наукану и тогда был установлен 15-ти метровый крест. На 1 м он был заглублен в землю и возвышался над землей высотою почти в 14 м (6,5 саженей).
Прикрепленная к нему медная табличка гласила:

ПАМЯТИ ДЕЖНЕВА
Крест сей воздвигнут в присутствии Приамурского Генерал-Губернатора Генерала Унтербергера командою военного транспорта «Шилка» под руководством командира капитана 2 ранга Пелля и офицеров судна
1 сентября 1910 г.
Мореплаватели приглашаются поддерживать этот памятник.

IN MEMORY OF DESHNEFF
This cross has been created in presence of the Governor- General of the Amоur Provinces General Unterberger by the crew of H.J.R.B.M. slip «Shilka» under the conduct of commander Pell and ship’s officers.
1 September 1910
Navigators are requested to keep this monument order and repair.







По окончании работ моряки разъяснили жителям Наукана значение памятника и поручили им «смотреть за ним». За помощь в установке науканцы были награждены табаком, чаем, сахаром, им также достались оставшийся лесной материал, железо и проволока (9).
Крест-памятник был уничтожен в 1928 г. (10)

Восстановление памяти о Дежневе и новый памятник
В 1943 г. деревянный крест с прежней табличкой восстановил учитель Уэленской школы, писатель Николай Иванович Максимов (1911—1993). В 1939 г. он переехал на Чукотку и начал работать учителем, а затем – директором школы в Уэлене. В 1942—1945 гг. был редактором газеты «Советский Уэлен», где опубликованы его первые произведения. В 1945 г. Максимов переехал в Порт-Артур, где преподавал в школе для советских военнослужащих, а затем переселился в Хабаровск. Там Максимов не забыл о Чукотке – писал роман «Поиски счастья», действие которого происходит по берегам Берингова пролива (завершен в 1952 г. и представлялся на Сталинскую премию, но не получил ее), и обращался в различные инстанции по поводу создания нового, советского памятника Дежневу на мысе Дежнева. Свою инициативу, Максимов проявил или активизировал в 1948 г. – в год 300-летнего юбилея плавания Семена Дежнева.
Итогом обращений Максимова стало постановление Совета министров СССР № 4670 от 17 декабря 1948 г., которое обязало Главное управление Северного морского пути построить в 1949 г. памятник С. Дежневу на мысе Дежнева и «разрешило» этой же организации выплатить 3000 рублей премии учителю Н.И. Максимову «за инициативу по розыску и восстановлению временного памятника Дежневу» (11). Надо сказать, что история креста 1910 года отражена и в романе Максимова «Поиски счастья», но в духе времени инициатива возведения памятника приписана гардемарину Ивану Тугаринову – помору и русскому патриоту, а вовсе не Унтербергеру, немцу и царскому генералу.
В интернет-энциклопедии «Википедия» говорится, что идея установки памятника Семену Дежневу на названном в честь него мысе, принадлежит писателю, этнографу и географу Сергею Николаевичу Маркову (1906—1979) (12). С.Н. Марков был репрессирован, участвовал в Великой Отечественной войне, путешествовал, жил в Петропавловске-Камчатском, Новосибирске, Архангельске. Он много занимался исследованием русских путешествий в Тихом океане, написал книги об Н.Н. Миклухо-Маклае, Н.М. Пржевальском, освоении Аляски. В 1948 г. вышла его книга о Семене Дежневе, в которой высказывается мысль о необходимости поставить памятник землепроходцу на мысе Дежнева. Скорее всего, Марков и Максимов пришли к этой идее независимо друг от друга, но именно Максимов, а не Марков приложил усилия для ее реализации. По крайней мере, в архивах не сохранилось свидетельств о том, что Марков как-то продвигал свое предложение по инстанциям.
Максимов, напротив, не остановился, добившись постановления Совета министров. 13 февраля 1953 г. он обращается в Совет министров, указывая, что ГУСМП так и не построило памятник Дежневу. Это письмо было переправлено 5 марта 1953 г. и.о. начальника ГУСМП В.Ф. Бурханову с просьбой сообщить о положении дел как Максимову, так и в Совмин СССР (13). Ответ ГУСМП показывает, что, вероятнее всего, за другими делами этого обширного ведомства, проект памятника был если не забыт, то, по крайней мере, отодвинут в сторону.
«Ввиду недостаточности ежегодно выделяемых средств на нижелимитное строительство, Главсевморпути не смогло до 1953 года приступить к строительству памятника Дежневу.
В текущем году на строительство памятника выделены 300 тыс. рублей, ведутся переговоры с Управлением художественного фонда СССР о заключении договора на гранитно-бронзовые работы памятника-обелиска С.И. Дежневу.
Окончание строительства памятника С.И. Дежневу предусматривается в 1954 г.». – таков был ответ В.Ф. Бурханова Максимову (14). С этого времени процесс сооружения памятника ускорился.
В строительной документации ГУСМП встречаются эпизодические упоминания о возведении памятника Дежневу, чем занималось Провиденское управление треста «Арктикстрой». По документам 1954 г. сметная стоимость всего памятника была оценена в 1 млн 700 тыс. рублей. Для сравнения: больница на 35 коек в Диксоне стоила 709 тыс., баня-прачечная там же – 600 тыс., 24 квартирный дом в Мурманске – 1 млн 786 тыс., баня в Якутске на 50 человек – 1 млн 747 тыс. (15) Согласно изученной документации, в 1954 г. на памятник было выделено 400 тыс. руб., в 1955 г. – 69 тыс., в 1956 г. – 313,2 тыс. (16) Таким образом, общая сумма оказывается значительно ниже сметы – была ли она полностью исполнена или удалось обойтись суммой 782 тыс. – не вполне ясно. Возможно, часть финансовой документации не сохранилась или пока не выявлена. Список строившихся объектов, законченных в 1956 г., включает в себя и памятник С.И. Дежневу. При этом указано, что состояние объекта «хорошее» (17).
В памяти науканских эскимосов сохранились воспоминания о возведении памятника С.И. Дежневу.
Яков Тагъёк вспоминал:
«Под новый памятник проводили взрывные работы, выравнивали площадки …. Науканцы подняли с берега бюст С. Дежнева с помощью двух шестов, к которым привязали его лахтачьими ремнями. Когда бюст поднимали наверх, почти все науканцы спустились на берег. Они взвалили его на плечи и подняли по склону горы наверх. Одни на плечах несли, другие помогали с помощью ремней тянуть вверх. Бюст очень тяжелый. Он весит около полтонны» (18).


Наукан в 1950-е гг.


Науканцы у памятника-маяка. 1950-е гг.

Существуют разноречивые сведения об авторах монумента. В одних изданиях автором указывается инженер Б.К. Семененко, в других – художник В. Семенов, скульптор З. Баженова, архитектор Н. Чекмотаев, инженеры В. Яныкин, В. Тышев и Е. Морозов (19). Прояснить этот вопрос могли бы архивные свидетельства, однако, пока проектная документация на памятник не обнаружена.
Из предполагаемых авторов памятника наиболее известна скульптор и керамист Зинаида Васильевна Баженова (1905—1977) – она являлась одним из авторов фонтана «Дружба народов» на ВДНХ (1951 г.). Ею выполнены различные формы для отливки фарфоровых скульптур на Ленинградском и Дулевском фарфоровых заводах (20). Мягкие линии и некоторая декоративность, свойственные творчеству З.В. Баженовой, просматриваются в стилистке бюста Семена Дежнева на памятнике-маяке.
Необходимо также отметить, что медная табличка с датой «1955», установленная на заднем фасаде памятника-маяка не может быть принята для датировки памятника, судя по документам, годы его изготовления: 1954—1956 гг.


Зинаида Васильевна Баженова




Работы З.В. Баженовой


Фонтан "Дружба народов" на ВДНХ

В документах Науканского сельсовета за 1950-е гг. строительство памятника-маяка не нашло своего отражения. Он упоминается только один раз в довольно своеобразном контексте. 20 мая 1955 г. на IV сессии Науканского сельсовета рассматривались итоги «медицинской экспедиции», в ходе которой было установлено, что санитария в поселке развита слабо. В результате сельсовет принял следующее решение: «Поручить зав. школы тов. Емрон договорится с маяком о предоставлении бани каждый 10 день для мытья школьникам и исполкому необходимо договорится с маяком в отношении помывки всего населения» (21). Это свидетельство показывает, что в 1955 г. маяк уже существовал и действовал. При нем жили служащие и содержали баню. Вероятно, сама конструкция была выстроена, но отделка не завершена. Но возможно также, что имеется в виду строительство маяка, при котором опять-таки имелась баня.
Согласно документам, находящимся в архиве Департамента образования, культуры и молодежной политики Чукотского автономного округа, в 1975 г. на памятнике-маяке были проведены реставрационные работы, а затем в 1980—2010-е гг. он неоднократно подвергался косметическому ремонту.
В 2013 г. Чукотская археологическая экспедиция Государственного музея Востока под руководством К.А. Днепровского обследовала памятник с целью подготовки охранной документации, составила план окружающей местности и акты, характеризующие современное состояние монумента. К настоящему времени памятник содержит многочисленные утраты, обветшал и требует комплексной научной реставрации. При этом состояние памятника удовлетворительное, не аварийное.


Памятный крест в 1989 г.

Как ни странно, после строительства нового памятника деревянный крест 1943-го г. остался. Он виден на фотографиях конца 1950-х гг. Крест упоминается как существующий в публикации 1977 г. Возможно, в 1970-е гг. один деревянный крест сменил другой. Он простоял до конца 1980-х гг., и первоначальная табличка была прикреплена к этому кресту. Затем, в 1990-е гг. крест рухнул. В 2002 г. биолог А. Кочнев обнаружил табличку 1910 года, лежащую на склоне ниже памятника-маяка. Не имея возможности забрать эту реликвию для передачи ее в музей, А. Кочнев спрятал табличку в одном из зданий метеостанции (22). Впоследствии, табличка была утрачена окончательно. Ее поиски, произведенные тем же А. Кочневым в 2015 г., а летом 2016 г. сотрудниками Чукотской экспедиции К.А. Днепровского оказались безрезультатными. Возможно, к настоящему времени табличка покинула мыс Дежнева и находится в частных руках.
Новый крест был изготовлен омскими мастерами В. Эссеном и В. Карпенко в 1998 г. и установлен жителями Уэлена в 2003 г. под руководством омичей С. Гришмановского и Р. Бондарева. Освящал этот крест настоятель церкви Св. Михаила Архангела села Лаврентия священник Леонид Цапок (23). Спустя некоторое время и этот крест обрушился и в настоящее время лежит ниже по склону горы Ингегрук. На смену этому памятнику, тогда же в 2000-е гг. был поставлен деревянный крест высотой 3,2 м, находящийся ниже на склоне горы к северо-востоку от памятника-маяка.








История монументов С.И. Дежневу на мысе Дежнева насчитывает более 100 лет. В непосредственной близости от остатков эскимосского поселка Наукан образовалась ценная историческая территория. Находящиеся здесь памятники (крест, памятник-маяк, здания метеостанции, могила мальчика Э. Рудича, сына учительницы Науканской школы, умершего в 1942 г.), а также сама топонимика этого места напоминают об участии европейцев, в первую очередь, русских в освоении Чукотки. Если Наукан является памятником традиционной культуры эскимосов, напоминает о тысячелетней истории освоения этой территории морскими арктическими зверобоями, то памятник-маяк – свидетельство русского присутствия на Чукотке, и, вместе с тем – памятник эпохи активного развития Северного морского пути в XX столетии.


Примечания:
1 Визе С.Ю. Семен Дежнев (К 300-й годовщине открытия Берингова пролива) // Известия Всесоюзного географического общества (ВГО). Том 80. Вып. 6. М., 1948. С. 566—577; Белов М. Семен Дежнев. М.: Изд-во Главсевморпути, 1948; Он же. Подвиг Семена Дежнева. М., 1973.
2 Белов М.И. Историческое плавание Семена Дежнева // Известия ВГО. Т. 81. Вып. 5. М.—Л., 1949. С. 459—471.
3 Оглоблин Н.Н. Семен Дежнев (1638—1671 гг.) (Новые данные и пересмотр старых) // Журнал Министерства народного просвещения. № 11. 1890. С. 250—306.
4 Першин А. Доброе дело командора Пелля // Живописная Россия. 2004. № 17. Установка монумента описана непосредственно самим инициатором этого П.Ф. Унтербергером: Унтербергер П.Ф. Приамурский край. 1906—1910 гг. Очерк // Записки Императорского русского географического общества по отделению статистики. Т. 13 / Под ред. В. В. Морачевского. СПб., 1912. С. 222, 286—289 (на стр. 290, 291 – фотографии памятника после установки и медной таблички на кресте).
5 Михаил Сергеевич Латернер (1857—после 1922) – генерал-майор (с 1906), участник русско-турецкой войны. С 1891 г. – военный следователь, а с 1897 г. помощник прокурора Приамурского военно-окружного суда, с 1905 г. – военный судья Сибирского, а с 1905 г. — Приамурского военно-окружного суда. С 1911 г. – в отставке. В годы Гражданской войны – в белых войсках Восточного фронта. Известен как художник и авторитет в области искусства, с 1900 г. – секретарь Владивостокского общества поощрения изящных искусств.
6 Павел Фёдорович Унтербергер (1842, Симбирск—1921, Ремплин, Германия) инженер-генерал (1906), военный губернатор Приморской области (1888—1897), нижегородский губернатор (1897—1905), войсковой атаман Уссурийского казачьего войска, приамурский генерал-губернатор (1905—1910). С 1910 г. – член Государственного совета. Автор описаний Приморской области (1900) и Приамурья (1912). Умер в эмиграции в Германии.
7 Александр Николаевич Пелль (1874—после 1933) – капитан I ранга (1915), участник русско-японской войны. В 1910—1912 гг. командовал транспортами «Шилка» и «Алеут». С июля по сентябрь 1918 г. командовал Сибирской флотилией. После революции остался в Советской России, преподавал. В 1931 г. арестован, умер в лагере.
8 Унтербергер П.Ф. Указ. соч. С. 286.
9 Унтербергер П.Ф. Указ. соч. С. 289.
10 Российский государственный архив экономики (РГАЭ). Ф. 9570. Оп. 2. Д. 610. Л. 306.
11 Известия ВГО. Т. 81. Вып. 5. С. 363.
12 https://ru.wikipedia.org/wiki/Марков,_Сергей_Николаевич.
13 РГАЭ. Ф. 9570. Оп. 2. Д. 610. Л. 305, 306.
14 РГАЭ. Ф. 9570. Оп. 2. Д. 610. Л. 308.
15 РГАЭ. Ф. 9570. Оп. 2. Д. 3564. Л. 82.
16 РГАЭ. Ф. 9570. Оп. 2. Д. 3564. Л. 82; Д. 2702. Л. 28; Д. 2746. Л. 172.
17 РГАЭ. Ф. 9570. Оп. 2. Д. 2746. Л. 172.
18 Наукан и науканцы: Рассказы науканских эскимосов / Сост. В. Леонова. Владивосток, 2014. С. 31.
19 Диков Н.Н. Древние костры Камчатки и Чукотки. 15 тысяч лет истории. Магадан, 1960. С. 169—170; Белов М.И. Список памятных знаков и памятников освоения Советской Арктики // По следам полярных экспедиций. М., 1977; Василевский Б. Хождение к Семену Дежневу // Памятники Отечества. Кн. 3. М., 1977; Першин А.И. Указ. соч.
20 О ней см.: Ростовцева Г.А. Зинаида Васильевна Баженова [Скульптор]. М., 1961.
21 Государственный архив Чукотского автономного округа. Р-176. Оп. 1. Д. 5. Л. 50.
22 Живой журнал А. Кочнева. Затерянные среди туристов – 5: Медная реликвия // Электронный ресурс: http://panzer-bjorn.livejournal.com/34808.html?thread=1068792. Эту информацию Анатолий Кочнев подтвердил при личной встрече в июле 2016 г.
23 Смышляев А.А. Молитва о Чукотке. Мы в Арктику несли российский флаг… // электронный ресурс: http://prihodtemir.prihod.ru/tvorchestvo_a._a._smyshljaeva/view/id/1146893
Tags: Памятник Дежневу Наукан

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments